реальное айкидо - боевое искусство самообороны
Главная Айкидо Реальное Айкидо Израильский Центр Реального Айкидо(ICRA) айкидо-видео
>
боевые искусства обзор
боевые искусства цигун
боевые искусства чаво
боевые искусства в притчах
боевые искусства и травмы
бусидо путь война
 
боевые искусства новости
боевые искусства статьи
айкидо фото
боевые искусства юмор
боевые искусства ссылки
контакты
боевые искуства desktop
бойцовский клуб
к н и г и

Мистификация и правда Киокушин-каратэ

Обладая достоверными знаниями и сведениями, можно делать правильные выводы и принимать верные решения. Маленькая неправда порождает большую ложь.

 

Xочу предложить Вам для прочтения и анализа, очень интересную статью известного мастера Киокушинкай, Джо Блюминга о том, как рождаются легенды в боевых искусствах.

 Хорошо зная основателя стиля Ояму Масутацу, в своей статье он искренно возмущается тем, как многое в  истории возникновения и становления стиля преподносится сегодняшними руководителями в том виде, в котором им это необходимо для достижения своих коньюктурных целях, что это совсем не соответствует тому, что было на самом деле.

 На примере статьи хорошо видно, как переделывается и извращается, в угоду заинтересованных лиц, история, отстоящая от нас совсем близко. История, которой, можно сказать, что мы являемся современниками.

 Что же тогда говорить об истории, отстоящей от нас в глубь на многие десятилетия, а уж тем более на сотни и тысячи лет?

К счастью, мы сегодня имеем уникальную возможность, пусть хотя бы частично, но разобраться в некоторых вопросах истории создания и становления различных боевых искусств, восстановив историческую справедливость.

 И не малую роль в этом играют достоверные сведения очевидцев  или  непосредственных участников.

Спасибо тем из них, кто не боится правды и не занимается сочинительством красивых легенд, что бы приукрасив исторические факты,  придать большую значимость себе или своему направлению боевых искусств.

 

И так, читаем прекрасную статью Джо Блюминга.

Статья приводится без изменений,  в переводе Льва Глаголева, и сохраняет полностью стиль оригинала.

 

Джон Блюминг

Легенды об Ояме появились очень давно и сейчас живут своей собственной жизнью, с каждым годом становясь все смешнее. Но сэнсэй Ояма был строгим отцом своих учеников, грозным учителем и организатором, (особенно в 1959-1970 г.г.), и я думаю, он не заслуживает того, чтобы над ним насмехались, только из-за того, что окружающие его болваны занимались только тем, что делали деньги.

Недавно, несколькими мастерами будо была написана еще одна прелестная история. Кажется, что история переворачивается с ног на голову и со временем становится все лучше и лучше. Японцы приветствуют ее рассказчиков и с серьезным лицом утверждают, что это - абсолютная правда, даже когда вы пытаетесь доказать с помощью старых писем, свидетельств и статей, что история - чистейший вздор.

Во время встречи в 1994 г. с Мацуи, который утверждал, что он был выбран преемником Оямы, он спросил меня, писал ли я некоторую статью. Конечно, это Люк Холландер доложил ему, ведь статья была о прошлом, моем и Оямы, все написанное в которой было правдой, и многие будока тех времен знали об этом. Я расставил все на свои места так, как было на самом деле, и, к моему великому удивлению, Мацуи был очень расстроен. Он сказал мне, что я не должен говорить о прошлом и, тем более, доказывать, что большинство историй - неправда. Я спросил у него, ПОЧЕМУ? А он ответил, что Ояма - мой сэнсэй, Хонбу - мой дом, и поэтому я должен поддерживать эти истории и хранить легенду.

Я сказал ему, что пока мое имя упоминается в лживых историях, я хотел бы восстановить правду. Еще я сказал, что не нуждаюсь в том, чтобы история делала из меня легенду, я сделал достаточно в будо, чтобы самоутвердиться. Что не было японца, может быть, за исключением Кенджи Курасаки - 10 дана и моего настоящего боевого учителя, который тогда мог побить меня по правилам каратэ. Они, наверное, могли бы победить, если бы я не применял свое боевое умение против их бестолковой детской игры со всеми их ограничениями, без прихватов, ударов в лицо, без того, без сего; и в довершение всего - рефери должен быть ЯПОНЦЕМ. Ха-ха!

Я не видел ничего хорошего в их детской возне и отказался работать на Мацуи, который еще ходил пешком под стол в то время, когда я уже был первым в мире гайджином (иностранцем) в Японии и первым 6 даном Киокушинкай.

Мацуи также сказал мне, что он обещал Ояме, что он никогда не изменит стиль (так оно и было), когда Ояма умирал. Лицемер, снюхавшийся с бывшим бойцом Киокушинкай, сэнсеем Ишии, который организовал "К1" , вариант контактного кик-боксинга для профессионалов, с большими денежными призами для победителей.

Итак, он объединил Сейдокай, созданный Ишии, бывшим бунтовщиком, подружился с Адзумой и множеством других хороших бойцов и чемпионов той старой системы, которые вышли из Киокушин и пошли своим собственным путем.

На той встрече, в 1994 году (и Акира Масуда - 8 дан по Будокайкан, чемпион мира по Боям без правил 1994 г. с японских рингов - тому свидетель), Мацуи имел 4 дан, а сейчас у него 8-ой, который он присвоил себе сам. И многим другим, у кого были 1 кю, он раздал 2 и 3 даны, чтобы они могли открыть новые бранчи, т.к. он был доведен до отчаяния. Многие не хотели посылать деньги в новое Хонбу нескольким сэнсэям, известным в качестве хороших бойцов, но которые были младше их и на несколько степеней ниже, чем большинство старых европейских или американских сэнсэев и бойцов.

И самое смешное - это то, что НИКТО не выражал недовольства по поводу этого (как бы раньше сказал Ояма) ОБЕЗЬЯННЕГО БИЗНЕСА. Потому что он японец, СЭНСЭЙ, и любой гайджин (иностранец), даже тот, который побил всех японцев - всего лишь рядовой каратэка, даже если он и обладает 7 даном или доказал свое высокое мастерство множеством способов. Не стоит забывать, что большинство японцев выигрывали чемпионаты по Киокушинкай благодаря тому, что рефери были японцами, и когда они отваживались принимать решение в пользу иностранцев, Ояма выходил из себя, звал их к главному судейскому столу и 'пилил' их; тогда они, все с красными лицами, выносили противоположное решение.

Прочитайте книгу Тадаси Накамуры, который писал об этом и, в конце концов, не мог больше сносить оскорблений, несправедливость и нечестность решений и ушел, один из первых каратэк в Хонбу, потенциальный наследник Оямы. Что случилось потом - это темная история, но некоторое время спустя его отпустили. Сейчас он создал свой собственный стиль - Сейдокай в США, который очень хорошо развивается в Нью-Йорке. Он был одним из лучших в то время и имел первый дан, когда я был уже 6 даном.

Иногда я удивляюсь, действительно ли они (японцы) презирают иностранцев сильнее, я имею в виду главных сэнсэев карате или даже сэнсэев Будо (например, в Дзюдо тоже было много несправедливых решений), чем их презирает общественность, особенно в боях без правил и кик-боксингу в Японии. Но ведь зрители, общественность обожает бойцов из Европы или Америки. Теперь подумайте еще раз, не странно ли то, что сейчас, когда Оямы уже нет, иностранцы начали выигрывать.

Но в так называемых командных мировых чемпионатах по Киокушинкай, который возглавляет Мацуи (сейчас только в Японии существует 5 или даже больше различных Киокушинкай) снова были японские рефери. И когда японец наносил своему противнику-гайджину страшные удары руками в лицо, японский рефери никогда не давал "Чуй", но как только гайджин совершал такую же ошибку, он сразу получал "Чуй" и проигрывал схватку. Подтверждением тому служит запись из Парижа, которую все могли видеть по телевизору. Они ничему не научились и им вообще наплевать, они высокомерны даже при поражении.

По японским традициям высокие уровни, до 5 дана, вы можете пройти быстро даже в Дзюдо, если вы все время выигрываете в поединках. Затем, когда вы прекратите выступать на соревнованиях, они могут присвоить вам 6 дан, как учителю. Но, после этого, вы должны ждать каждый следующий дан помногу лет, в течение которых вы должны проявлять активность в качестве учителя и организатора, оказывать помощь Хонбу. Поэтому, меньший, чем 3 года промежуток между 4 и 8 данами - это оскорбление для Будо и здравомыслящих мастеров боевых искусств, которые живут по правилам.

Вырастить из нескольких детей имеющих первых кю, (которые с трудом могут самостоятельно ходить в туалет), третьи даны и дать им права открыть додзе, чтобы у них было как можно больше занимающихся, - это грязный бизнес, и он не имеет ничего общего с настоящим Будо. Нет, я думаю, это счастье, что я не принял бесчестное предложение Мацуи в 1994 году.

Теперь бразилец Филио, который произвел на меня очень хорошее впечатление, серьезный боец, победивший Энди Хуга. Сейчас он абсолютный чемпион Киокушинкай Хонбу. Но он не смог выстоять перед учениками моих бывших студентов. Я так устал от всех этих историй, что ничего не чувствую.

- Заткни свою пасть, выйди на татами и покажи, что ты умеешь драться.

А если ты хороший учитель, это, конечно изумительно, но заткни свой рот и не сочиняй историй, как бы хорошо и как бы много быков ты не победил. И никогда не забывай, что хороший учитель большую часть времени уделяет более важному, чем себе-бойцу, потому что время уходит, и наши дни пройдут, и что ты собираешься делать дальше?

Мой бывший ученик (в дзюдо) Виллем Руска (Willem Ruska) хороший тому пример: после того, как он закончил свою боевую карьеру он больше ничего не делает, и его тренерская деятельность потерпела крах. Сейчас он пьет:

Итак, мы подошли к так называемым кумитэ с сотней противников. Во время встречи 1960 года я поднял вопрос о будущем Киокушинкай не только в Японии, а главным образом в Европе, где в 1959 году еще никто даже не слышал о карате.

Мы, Ояма, Курасаки, я и Билл Бакхус (Bill Backhus) (мой друг и переводчик), обсудили экзамены на первый дан в Киокушинкай. Я предложил, чтобы было не менее 30 боев. Ояма сказал, что этого недостаточно, и тогда я поднял планку до 50. Ветераны, которые всегда были хорошими пиарщиками и любили красивые выступления на публике, сказали: "Нет. Он должен драться с СОТНЕЙ противников". Я согласился, это было хорошее испытание на выносливость, и с тех пор они должны были по-настоящему выиграть большинство из них, и это было ОК. Насколько я знаю, и у меня есть много свидетельств, что НИКТО никогда не делал этого, конечно, не делал до 1975 года, и я почти точно шал не позже, чем 1 из 2-ух. Они требовали, чтобы Филио, Мацуи и Рояма сделали это.

Конечно, "легендосочинитель" Люк Холландер (Loek Hollander) не прошел Хякунин, вопреки мемориальной доске. Он получил это от Оямы, благодаря чему сделал карьеру. Он сумел продержаться 29 боев и затем отправился в госпиталь, потому что он выглядел совершенно неузнаваемым с разбитым ртом и подбитым глазом, приплюснутым носом, весь иссиня-черный, а дрался он по большей части с БЕЛЫМИ поясами. Этому есть много подтверждений, сохранившихся до настоящего времени. Теперь вернемся к истории, которая обогатила меня на этой неделе...

Блюминг - зверь дзюдо Кодокан, где он бьет практически каждого, захотел заниматься каратэ. Он пришел в додзе Шотокан (Shotokan) и порезвился в этом детском саду игрушечного каратэ, опозорив всех, не дав им не малейшего шанса. Потом он пошел в додзе Оямы - Киокушинкай и побил всех в том додзе. В отчаяние они позвали Ояму, который сразу же помчался в додзе, потому что там был большой гайджин, который их всех почти убил. Когда Ояма прибежал в додзе, он сказал: "Если ты хочешь драться, то дерись со мной". А затем Ояма показал свое превосходство в боевой технике и надрал мне задницу с победоносным криком и ударом в пах. Я был настолько поражен, что: пришел к нему учиться.

Очень хорошо звучит, ЕСЛИ БЫ ЭТО БЫЛО ПРАВДОЙ!!!
Но на самом деле все было по-другому. Однажды еще кто-нибудь снова захочет изменить историю о том, как меня в первые недели занятий в додзе  Киокушинкайкан бил Сэнсэй, который восхищался моей стремительной силой и учил меня драться с самого начала, и который стал моим лучшим другом.

После того как я с отвращением ушел из Шотокан, потому что там были одни заносчивые и трусливые дети, я вместе с Донном Драгером (Donn Dreager) и Биллом Бакхусом (Bill Backhus) пришел в школу Киокушинкай. В то время она находилась за Университетом Рикю и была не больше обыкновенной европейской гостиной многоквартирного дома с открытыми туалетами, как раз при входе в школу. Билл и я были первыми гайджинами, которые пришли в его школу, и он (Ояма) был очень рад, когда узнал, что чемпион мира по дзюдо хочет учиться у него каратэ. Не прошло и часа, как мы оба были в каратэги, а через 10 минут школу заполнили неизвестно откуда взявшиеся газетчики. ВОТ И ВСЕ!!!

Мне потребовалось несколько недель, чтобы действительно всех побить, но я никогда не участвовал в кумитэ с Оямой. Я любил его за то, как он учил меня образу жизни в карате, как он терпеливо обучал меня ката (мне нравилось драться, а не исполнять ката). Он был мне как отец и всегда помогал в затруднительных ситуациях. Сэнсэй был лучшим учителем каратэ и создателем чемпионов, которого я когда-либо встречал. В те времена его нельзя было не любить, и я был готов пойти за него в огонь и в воду. Но я НИКОГДА не видел, чтобы он с кем-нибудь ДРАЛСЯ. В то время дрались Курасаки, Фуджихира, Фудживара и я. Сэнсэй был нашим вдохновителем, но НЕ бойцом.

Я никогда не дрался с сэнсеем, и глупо строить догадки о том, что бы произошло, если бы мы все-таки встретились с ним в бою. Нельзя забывать, что сэнсэй ничего не понимал в акробатике или бросковой технике, я же был профессионалом в этой области, в чем Фуджихара убедился на своем горьком опыте; правда, весил он всего лишь около 65 кг, в то время как я - 102, поэтому гордиться было нечем. Так что вы можете засунуть все эти истории туда, где не светит солнце.

Теперь перейдем к следующему вопросу. На одном из мероприятий нового Киокушинкай, в Париже, какой-то кокни, который еще даже не родился, когда у меня уже был 8-ой дан каратэ и 7-ой дан по дзюдо, рассказывал перед полным залом зрителей, как Ояма в свое время убил 47 быков. Я чуть не подавился коньяком, чем сильно напугал свою жену. Забудьте, что наболтал этот засранец, и послушайте, как все было на самом деле. Ояма был сильным мужчиной, и он действительно считал, что смог бы сразиться с быком. Итак, бой решили провести в городе Татэяма в 1952.

 

Однако БЫК был не быком, а ВОЛОМ, что отнюдь не то же самое. Этот вол был толстым, вялым и старым, к тому же он любил людей, потому что они кормили его и заботились о нем все эти годы. У животного не было абсолютно никакого желания драться. Все, что можно увидеть на пленке, отснятой в тот день, - это какая-то глупая борьба, совершенно бесполезная, если вы хотите убить быка. Затем Ояма поднял вола для удара в рог, при этом он точно знал за какой именно рог хвататься, потому что, как рассказал мне Курасаки в 1995 в Голландии, другой рог Ояма рано утром на всякий случай подбил молотком. Рог отвалился и бой закончился. Животное на самом деле было убито позже на скотобойне. Это был ПЕРВЫЙ и ПОСЛЕДНИЙ раз, когда Ояма дрался с так называемым быком.

 

Когда в 1959г. Ояма показал мне и Биллу этот фильм, я был поражен, как фальшиво все это выглядело, и я посоветовал ему не давать смотреть пленку никому из иностранцев, иначе они его засмеют. Я не слышал, чтобы он после этого показывал, кому бы то ни было фильм в деталях, однако коротенькие отрывки из него можно увидеть в фильмах, рассказывающих о жизни Оямы. Можно ли хоть секунду сомневаться, что если бы Ояма действительно убил остальных 46 БЫКОВ, то всех бы до смерти замучили фильмами об этих боях, а его самого ученики превозносили бы до небес. Я сказал Ояме, что если он действительно хочет создать себе славу, убивая быков, то пусть отправляется в Испанию и сразится с одним из тех небольших бычков, которые весят меньше чем половина вола, но зато немножко порезвее его. Ояма ответил, что он еще не совсем свихнулся.

 

Такое возможно только в Японии, где обожают легенду и принимают все остальное на веру, НИКОГДА не требуя доказательств. Однако это встречается не только в Японии. Однажды я просматривал журналы о китайском будо 'Ушу' и натолкнулся на статью, в которой утверждалось, что такой-то и такой-то, умерший в возрасте 95 лет и известный своей силой и мастерством ушу, в молодости повстречался с тигром в горах и убил его голыми руками. В другом журнале еще один мастер ушу, также в возрасте за 90, рассказывал, как в молодые годы он убил горного медведя.

 

Подобные рассказы можно найти только в Азии, потому что европейцы слишком уравновешены, чтобы поверить в них. По этой причине японцы в наши дни всегда проигрывают в карате, в боях без правил и в большинстве соревнований по дзюдо. Я люблю японцев, но не могу привыкнуть к подобному поведению, из-за которого они выглядят нелепо.

 

И снова Ояма получил возможность набирать к себе в школу большое количество белых поясов и через какое-то время превращать их в бойцов, которые могут за себя постоять благодаря уверенности в своих силах, которой они научились от старого Сэнсэя. Мне больно слышать все эти истории, потому что каждый знает, что это - вранье, и, рассказывая их, выставляет сэнсэя ослом, кем тот в действительности никогда не был.

 

Ояма начинал вместе с Ямагути (Yamaguchi), получил черный пояс в его школе, а затем решил основать свой собственный стиль, который назвал Киокушин. Его целью было создать большую организацию и заработать много денег, в чем и он преуспел с помощью Кенджи Куросаки. Без Куросаки Ояма НИКОГДА бы не достиг успеха.

 

Абсолютно невозможным представляется то, что Ояма мог изучать каратэ у лучших мастеров в течение 20 лет. Он был на 10 лет старше меня, в 17 его призвали в японскую армию, где ему пришлось тяжело из-за своего корейского происхождения. В армии Ояма пробыл до 1945. Поэтому когда он начал заниматься карате в 1947, ему было 24, свою школу же он создал около 1952, то есть всего лишь 5 лет спустя, причем все эти 5 лет он тренировался у Ямагути.

 

Показательное выступление с быком потребовалось ему, для того чтобы заявить о своей школе. Утверждают, что в 1947 он выиграл открытый чемпионат по карате в Киото. Это совершенно невозможно, потому что при генерале МакАртуре все боевые искусства, а в особенности каратэ, были в Японии запрещены. Когда же их, наконец, снова разрешили, то все это больше походило на кошачью возню. Никому не позволялись бить в контакт во время тренировок.

 

В марте 1959 в Суидохаши у меня возникли проблемы с Японской Ассоциацией Карате Шотокан. Тогда это было просто сборище трусов, и они не намного изменились с того времени, так и не выиграв у европейцев ни одного чемпионата. Так что, кто бы ни придумывал все эти истории, он поступает очень глупо, потому что любой человек в здравом уме может легко убедиться в том, что все это - ложь.

 

Случалось, что мы с Оямой наводили порядок в барах, где пили члены мафии Якудза. Об этом даже сочинили целую серию комиксов, где меня изобразили этаким зверем из Голландии, одним ударом расправляющимся с десятком вооруженных гангстеров. Если бы действительно что-либо подобное произошло, меня бы непременно арестовали и через несколько недель выслали бы обратно на родину. Этим бы все и закончилось, дорога в Японию была бы для меня навсегда закрыта.

 

Истории начали рассказывать после того, как я арестовал двух бандитов с маленькими ножами. Они были до смерти напуганы видом 2-х метрового, 102-кг гайджина (иностранца), усмехавшегося им в лицо. Все это произошло в результате недоразумения. Мы вместе с моим другом Биллом решили, что у них какие-то проблемы с машиной, и хотели просто помочь. Когда мы выяснили, что машина была украдена с базы США, бандиты попытались скрыться. В те дни я мог справиться почти с любым, поэтому, когда мы их настигли и они достали свои игрушечные ножи, им пришлось туго. За поимку этих бандитов Билл и я получили золотую медаль.

 

Когда годы спустя я узнал, что у сэнсэя был 10-й дан, я спросил у Люка Холландера и Стива Арнейла, обладателя 7-ого дана из Хонбу, были ли они в курсе дела. Оба были так же удивлены, как и я, потому что слышали об этом в первый раз. Типично японская манера. Не поймите меня неправильно, у сэнсэя должен был быть 10-й дан задолго до этого. Но зачем действовать исподтишка и вести себя так высокомерно по отношению к европейцам и американцам, не позволяя им принять участие в большой церемонии? Тем более что Куросаки и я стояли у истоков организации в 1960-1961 годах. Не удивительно, что Кенджи Куросаки, в начале семидесятых, с отвращением ушел из хонбу, как впоследствии поступили многие хорошие будока.

 

Когда я сообщил Биллу, какие рассказывают истории, он ответил, что был там, и что кумитэ со 100 противниками просто убило бы тех бедняг, которые появлялись в Хонбу, потому что они были просто детьми, и их количество никогда не превышало 35. Не удивительно, что во время моего экзамена Ояма и слышать не хотел о 100 кумитэ (хотя я и настаивал на этом), а также не позволил, чтобы 100 кумитэ провел Ян Калленбах (Jan Kallenbach), который был в то время, по моему мнению, лучшим каратистом и просто убил бы своих противников. Не знак ли это свыше, что вы никогда не услышите подобных выдумок от таких бойцов, как Энди Хуг (Andy Hugh), Эрнесто Хуст (Emesto Hoost), Питер Аэртс (Peter Aerts), Ян Плас (Jan Plas), Крис Долман (Chris Dolman), Роб Каман (Rob Kaman) или даже их нынешнего чемпиона Филио. Им не нужно создавать вокруг себя легенду, потому что они сами - легенда.

 

перевод Льва Глаголева

Оригинал статьи находится на сайте 'Путь каратэ', http://karate.kimono.by/


Copyright © 2005 aikido-real.net
наши друзья