реальное айкидо - оружие против насилия
Главная Айкидо Реальное Айкидо Израильский Центр Реального Айкидо(ICRA) айкидо-видео
боевые искусства новости
боевые искусства статьи
айкидо фото
боевые искусства юмор
боевые искусства ссылки
контакты
боевые искуства desktop
бойцовский клуб
к н и г и

Шаолиньские будни

Автор: Алексей Дудин, Наталья Кувакина, 26 июля 2005

 

Жизнь в Шаолине протекала по определенным правилам. Эти правила являлись обязательными для всех. За несоблюдение их следовало суровое наказание, которое налагал патриарх.


Помимо монахов в монастыре жили их слуги, которых нанимали из жителей окрестных селений. Слуги жили в селении, которое находилось на территории монастыря. Монахи не слишком любезничали с ними, в то время как те должны были выказывать своим господам глубокое почтение. Например, хотя слуги встречали некоторых монахов много раз в течение дня, они обязаны были каждый раз низко кланяться. Слуги играли большую роль в жизни монахов. В частности они могли существенно облегчить жизнь тому из новичков, кто им приглянётся.


Слугам не разрешалось не только принимать участие в тренировках, но и смотреть на то, как они проходят. За нарушение этого правила слугу могли засечь палками до смерти. Зато слуги могли в любое время покинуть монастырь. Надо сказать, что они пользовались популярностью Шаолиня в народе, извлекая из этого большую материальную выгоду.


Что же касается монахов, то их день начинался в пять утра. Монахи начинали с двухчасовой медитации, которая как бы символизировала девятилетнее сидение Бодхидхармы у стены. Кстати говоря, медитировали они во дворе монастыря, причём независимо от времени года. Несколько старших монахов в это время прохаживались между своими отрешёнными в медитации братьями и бдительно следили за тем, чтобы эта отрешённость не перешла в дремоту. Если же кому-то из братьев всё же случалось заснуть, то его будили двумя ударами палок по плечам. Разбуженный должен был поклониться и поблагодарить братьев за заботу. Так же наказывали и за посторонние мысли во время медитации.


К слову – существовало поверье, что встретив человека в одежде шаолиньского монаха, нужно ударить его. Если это настоящий монах, то ты все равно промахнешься, если это новичок – то он будет благодарен за науку, а если это не монах, то будет урок – нечего ходить в одежде, которая тебе не положена.


Скажем о холоде. Особенно эти медитации были тяжелы для новичков. Им приходилось бороться с онемением тела и сном одновременно.


Всласть намедитировавшиеся монахи приступали к гимнастике. Выполнив 12 созданных Бодхидхармой упражнений, каждое из которых, как считалось, укрепляло опредёленный орган, братья начинали заниматься утренним туалетом. Этому действу придавалось большое значение и проходило оно в специальных помещениях. В «храме тёплой комнаты» монахи принимали душ, а в «храме света и холода» делали друг другу массаж. При этом они пользовались специальными снадобьями для растираний тела. Эти снадобья приготовлялись из растений. Во время массажа новичкам открывали секреты приготовления и применения снадобий. Старшие монахи показывали, как можно залечить открытую рану кашицей из луковиц нарцисса и травы «гусиные лапки» или как вылечить ожог с помощью конопляного масла с танином. Подобных секретов обитатели Шаолиня знали великое множество. Известны монахам были и секреты приготовления всевозможных ядов.


После утренних процедур монахи «принимали духовную пищу». Занятия проходили в помещении, называемом «залом духа». Там патриарх или старшие братья читали лекции по буддизму. Также они рассматривали различные жизненные ситуации с точки зрения буддизма. Обычно для этого использовались легенды, анекдоты и истории о знаменитых личностях и предания о Будде и его учениках. Монахи интересовались и даосскими теориями, хотя в основном это были способы достижения долголетия.


Затем братья занимались рукопашным боем, урок которого проходил во дворе. Монахи выстраивались в соответствии со своим рангом и склонялись в ритуальном поклоне, при этом кулак правой руки накрывался ладонью левой. После чего новички приступали к изучению, а старшие – к повторению изученных «пяти стилей и ста семидесяти действий». Стили представляли собой приемы защиты и нападения, объединённые в три таолу. Они строились на подражании движениям пяти зверей, каждый из которых олицетворял свой стиль.


Стиль дракона отличался плавностью. Все движения имитировали дракона, «блуждающего в небе и способного нападать и защищаться в восьми направлениях». Главной задачей было укрепление духа. Тигриный стиль имитировал движения яростного зверя, нападающего на врага. Этот стиль считался укрепляющим кости. Стиль леопарда развивал мышцы – этот зверь меньше тигра, но сильнее его. Стиль змеи отличался медленными движениями, завершающиеся резким ударом рукой – змея жалит свою жертву. Этот стиль укреплял и развивал ци – внутреннюю энергию. Стиль журавля развивал координацию движений и устойчивость. Он укреплял сухожилия.


Считалось, что для овладения 15-ю начальными формами пяти стилей, необходимо было тренироваться не менее трех лет. После этого новичок получал веревку, которой он опоясывался и которая символизировала его переход на следующую ступень обучения – он становился «монахом-воином».


Обедали монахи в полдень. Правила, установленные Цзюэ Юанем, сводились в основном к запрету на мясо и алкоголь. Их надлежало заменять злаками и чаем. Впрочем, искусные монастырские повара так готовили блюда из овощей и злаков, что порой их невозможно было отличить от мясных. Ели в основном рис, сою и кунжут. В еду добавлялись всевозможные коренья и травы, которые собирали монахи в окрестностях монастыря.


После обеда монахам полагался час для личных дел. Старшие монахи обычно гуляли в сосновой роще, которая дала название монастырю, или любовались знаменитым водопадом, освящённым императором Сяо Вэнем. Купаться в нём запрещалось.


Что касается новичков, то они проводили этот час, осматривая монастырь. Им разрешалось ходить везде, за исключением покоев патриарха. К нему могли входить лишь самые привелигерованные братья.


Большой интерес для новичков представляла сокровищница Шаолиня и оружейный зал. Последний представлял собой огромный арсенал всевозможного оружия – мечей, алебард, копей, сабель, цепей, палиц, дисков и многого другого.


Затем продолжались занятия рукопашным боем. Монахи делились на новичков, «опоясанных веревкой» и знатоков. Новички осваивали основные стойки и приёмы. Как уже говорилось, на это уходило не менее трёх лет, так как наставники считали, что «сначала нужно самому научиться прочно стоять на ногах, а уж потом думать, как свалить с ног противника». Само собой, что для новичков и речи не шло о тренировке с партнером.


Новичкам также объясняли пять заповедей искусства боя:


1. Практиковать постепенно. Нагрузки должны увеличиваться плавно. В Шаолине следовали принципу – кулачный бой должен удлинять жизнь, а не укорачивать её.


2. Начав тренировки, не прекращать их. Неудачи в тренировках происходят от больших перерывов в занятиях.


3.Умеренность во всём, особенно в еде и удовольствиях. Алкоголь, мясо и женщины исключены вообще.


4.Всегда надо сохранять хладнокровие. Люди боятся смерти, но для буддийского монаха она ничто. Так чего же волноваться?


5.Всегда соблюдать правила этикета и обычаи.


«Опоясанные верёвкой» занимались под руководством более опытных братьев. Знатокам преподавал главный учитель военного искусства. Занятия эти отличались большой жесткостью, потому что монахи били во всю силу. Много внимания уделялось искусству поражения жизненно важных точек человека и другим вещам – задержке дыхания на большой срок, поражению противника силой духа, невероятным прыжкам в длину и высоту и т.д.


Через некоторое время все три группы объединялись, и проводился своеобразный экзамен – монахи демонстрировали наставникам то, чему научились за день. Каждый старался изо всех сил. Схватки между знатоками превращались в показательные турниры. Если кто-то из монахов начинал чрезмерно гордиться своими успехами, то его испытывал наставник и парой увесистых тумаков возвращал брату утерянную было скромность. Иногда показать класс выходил сам патриарх. Такие выступления убедительно доказывали монашеской братии, что не зря патриарх занимает свой высокий пост. Известен патриарх Линь Во, который сразился с тридцатью знатоками и не получил ни одного серьёзного повреждения. Его имя стало символом абсолютного совершенства.


Когда кто-нибудь получал травму, то старшие братья демонстрировали свои лекарские умения новичкам, одновременно обучая последних.


После тренировки монахи ужинали в своей столовой и затем могли заниматься своими делами. Новички обычно отрабатывали приёмы, которые у них не получались на тренировке, под руководством старших, которые никогда не отказывали в просьбах о помощи. Остальные занимались другими делами. Например, желающие могли свести счёты друг с другом под видом занятий.


Охраняли монастырь стражники, которые подчинялись только патриарху. Когда-то Мэн Чжан заменил своей стражей императорский гарнизон. С тех пор стажа нанималась самим патриархом из отборных молодцев, которых вооружали до зубов. Задачей стражи в мирное время было не пускать и не выпускать никого без разрешения патриарха. Помимо этого, стража бдительно следила за тем, чтобы по ночам никто из монахов не навещал дам из посёлка слуг. Однако некоторые монахи, благодаря своему мастерству все-таки ухитрялись обмануть стражу и проводили ночь «в грехе». Если же стража заставала парочку «на месте преступления», то с любвеобильным братом разбирались, как говорится, не отходя от кассы. За исключением таких происшествий, ночь в Шаолине была тихой и спокойной.

Источник http://www.volgograd.ru/theme/boev

 

Copyright © 2005aikido-real.net
наши друзья